Кодекс и Законы

Кодекс и Законы Россия во второй половине ХVIII века

Работа добавлена на сайт bumli.ru: 2015-10-29






Тема 11.
РОССИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ Х
VIII

в.



План

1. Екатерина
II
: политика просвещенного абсолютизма и апогей крепостничества.


2. Политический режим Павла
I
.


3. Завоевания и территориальные приобретения Российской империи.
1. Екатерина
II
: политика просвещенного абсолютизма и апогей крепостничества.


Вторая половина XVIII столетия в России связана с именем Екатерины II (28 июня 1762 — 6 ноября 1796 г.). Ее царствование — одно из замечательнейших в русской истории; темные и светлые стороны его имели громадное влияние на последующие события, особенно на умственное и культурное развитие страны.

Екатерина II родилась 21 апреля 1729 г. в Штеттине. Урожденная Софья Фредерика Августа Ангальт-Цербстская происходила из бедного немецкого княжеского рода. Воспитание её было поручено случайным гувернанткам и учителям, преподававшим Закон Божий, немецкий язык, чистописание, музыку и танцы. Под влиянием Кардель воспитанница познакомилась с французской литературой.

Будучи еще великой княгиней Екатерина пристрастилась к чтению. Однако, отвергнув популярные тогда среди европейских аристократок любовные романы, принялась за более серьезную литературу. Случайно попавшие к будущей императрице труды французских просветителей стали ее настольными книгами. Идеи лучших европейских умов второй половины XVIII века глубоко проникли в ее душу и остались там навсегда. То, что не все из ее планов претворились в жизнь - это факт, но то, что до конца своих дней Екатерина II осталась приверженецей теорий Просвещения так же нельзя отрицать.

Екатерина собиралась «возделать» Россию по образу и подобию правового государства, в теории разработанного французскими просветителями. Она стала послушной и ревностной ученицей Вольтера, Д'Аламберта, Дидро. Всю жизнь она вела с ними переписку, спрашивала и, самое главное, часто прислушивалась к их советам.

В феврале 1764г. Была осуществлена секуляризация (обращение государством церковной собственности, преимущественно земли, в светскую) церковного землевладения. В результате у церкви было отнято более миллиона душ крестьян и для управления ими создана специальная коллегия-Коллегия экономики. Барщина для крестьян была заменена денежным оброком. К ним перешла большая часть земли, на которой они несли барщину в пользу монастырей. Все церковные вотчины (911 тысяч крестьян) были переданы из духовного ведомства в коллегию экономии; на содержание монастырей и архиерейских домов назначены штатные оклады по трем классам; безвотчинные монастыри отчасти упразднены, отчасти предоставлены своей судьбе (не внесены в штаты). Из всех поступлений в коллегию экономии на церковные учреждения положено всего 404 тысяч рублей, тогда как одного крестьянского оброка получалось до 1780-х годов 1366 тысяч, а позднее — около 3400 тысяч. В 1786 году секуляризация была распространена на Малороссию и тогда же закрыта коллегия экономии, так что бывшие церковные вотчины окончательно слились с государственной землей. Последним архиереем, выступившим за старый порядок и оттого пострадавшим был Арсений Мацеевич. Последствием секуляризации было огромное сокращение числа монастырей и монашествующих. По штатам 1764 года из 954 великорусских монастырей упразднены 569, за штатом оставлены 161; к 1801 году во всей Империи остались всего 452 монастыря (из 1072-х).

11 ноября 1765 год Екатерина II одобрила идею, выдвинутую рядом известных государственных деятелей о создании Вольного экономического общества, первой в России научно-общественной организации. Цель общества заключалась в распространении среди народа полезных и нужных для земледелия и домостроительства знаний, в изучении положения русского земледелия и условий хозяйственной жизни страны, а также положения сельскохозяйственной техники в западноевропейских государствах. В первый период существования общества были поставлены на очередь вопросы, которые обсуждаются и в настоящее время: учреждение запасных магазинов для продовольствия крестьян, введение общественных запашек и т. п. Сама императрица Екатерина II возбудила вопрос о выгодах форм землевладения (общинной и частной) и о преимуществах для сельского хозяйства свободного и крепостного труда, вызвавший целую литературу. В продолжение своего существования Вольное экономическое общество успело проявить энергичную деятельность, направленную к достижению намеченной в уставе цели. Ему принадлежит почин по собиранию сведений об экономической жизни России. Собирались обществом сведения и о состоянии хозяйства в иностранных государствах. Самый же крупный факт в деятельности общества по исследованию русской сельскохозяйственной жизни — совместная с географическим обществом посылка экспедиций для изучения хлебной торговли и производительности в России. Общество принимало меры к распространению культуры полезных растений (картофеля, хлопка и др.), к улучшению льна и конопли. Предпринятая им организация продажи семян не имела успеха. Оно занималось улучшением русского скота, содействовало развитию и молочного хозяйства.

Сознавая необходимость в законотворческой деятельности, манифестом от 14 декабря 1766 года Екатерина  объявила созыв депутатов для работы в Уложенной комиссии. Цель состояла в разработке нового свода законов, который был призван заменить Соборное Уложение 1649 года. Екатерина не только объявила о созыве комиссии, но и написала для этой Комиссии свой «Наказ». В нём были изложены современные, прогрессивные принципы политики и правовой системы. Этим «Наказом» императрица направляла деятельность депутатов в нужное русло и, кроме того, декларативно подчёркивала свою приверженность идеям французских просветителей.

Несмотря на громадное количество нормативно-правовых актов, созданных за предшествующие годы, ситуация в правовой сфере была сложной. На территории Российской империи действовали противоречащие друг другу указы, уставы и манифесты. Более того — кроме Соборного Уложения, в России не было единого свода законов.

Ещё в эпоху правления Елизаветы Петровны была сделана попытка наладить работу комиссии по составлению нового Уложения. Однако этим начинаниям помешала Семилетняя война.

В "Наказе" была изложена политико-правовая концепция, существенно деформировавшая идеи французского Просвещения. Екатерина II полностью игнорировала просветительскую теорию "естественного права" и теорию общественного договора о разделе функций между членами общества, о взаимных обязательствах монарха и подданных. Напротив, в "Наказе" обосновывалась естественность неограниченного самодержавия в России и общественного неравенства.

Исходя из того, что законы должны соответствовать “общему умствованию” народа, т.е. его менталитету, Екатерина II в самом начале ставит принципиальный вопрос: насколько полезными могут быть выводы, сделанные европейской общественной мыслью, для русского народа? Ее ответ однозначен: «Россия есть держава европейская, русский народ есть народ европейский; то, что придало ему черты неевропейского народа, было временно и случайно». После реформ, проведенных Петром I, состояние русского народа вполне отвечает требованиям введения нового Уложения.

Императрица Екатерина II считала самодержавную монархию наилучшей формой правления в огромном российском государстве. «Государь есть самодержавный, - говорится в «Наказе», - ибо никакая другая, как только соединенная в его особе, власть не может действовать, сходно с пространством столь великого государства. Всякое другое правление не только было бы России вредно, но и вконец разорительно». «Государь есть источник всякой государственной и гражданской власти».

Всех подданных Российского государства Екатерина II называет «гражданами» и вполне определенно выступает за их равенство перед законам, независимо от чинов, званий и богатства. Вместе с тем в «разъясняющей» XX главе она предупреждает против такого понимания равенства, когда «каждый хочет быть равным тому, который законом учрежден быть над ним начальником». Понимая, что «европейские государства отличаются от азиатских свободою в отношениях подданных к правительствам», Екатерина II стремится определить меру этой свободы, или «вольности», в государстве самодержавном. Она соглашается с тем, что «вольность есть право все то делать, что законы дозволяют и, ежели бы какой гражданин мог делать законами запрещаемое, там бы уже больше вольности не было; ибо и другие имели бы равным образом сию власть».

Далее конкретизируется, что «государственная вольность в гражданине есть спокойствие духа, происходящее от мнения, что всяк из них собственною наслаждается безопасностью; и чтобы люди имели сию вольность, надлежит быть закону таким, чтоб один гражданин не мог бояться другого, а боялись бы все одних законов».

Представляют интерес формулировки “Наказа” относительно особо тяжких преступлений. К ним относятся преступления против государя, государства и общества в целом и называются они преступлениями “в оскорблении Величества” (ст. 229, 465).Причем состав преступления определяется только действием, но не мыслью и не словом. “Слова не вменяются никогда в преступление” (ст. 480), за мысль не наказывают. Статья 477 повествует о том, как одному человеку приснилось, что он умертвил царя. Сей царь приказал казнить этого человека, говоря, что не приснилось бы ему это ночью, если бы он не думал об этом днем, наяву. Екатерина II расценивает такую казнь как «великое тиранство».

К числу самых тяжких преступлений «Наказ» относит также посягательства “на жизнь и вольности гражданина” (ст. 231). При этом следует разъяснение, что имеются в виду «не только смертоубийства, учиненные людьми из народа, но и того же рода насилия, содеянные особами любого привилегированного сословия».

В «Наказе» осуждается также смертная казнь. «Опыты свидетельствуют, - говорится там, - что частое употребление казней никогда людей не сделало лучшими; в обыкновенном состоянии общества смерть гражданина не полезна и не нужна» (ст. 210). И лишь в одном случае Екатерина допускает смертную казнь - когда человек, даже осужденный и находящийся в заключении, «имеет еще способ и силу, могущую возмутить народное спокойствие». Явно предвидя появление таких «возмутителей спокойствия», императрица гасит в себе присущее ей чувства человеколюбия и снисхождения: «Кто мутит народное спокойствие, кто не повинуется законам, кто нарушает сии способы, которыми люди соединены в общества и взаимно друг друга защищают, тот должен из общества быть исключен, т.е.: стать извергом» (ст. 214).

Депутаты отвергли прежде всего те статьи, которые касались крепостных крестьян. Олицетворяемые широко известной Салтычихой принципы крепостничества поддерживались депутатами, только от дворянства, но и других сословий - все хотели иметь своих крепостных. Оказались ненужными и статьи, в которых было сказано: «Всякий человек должен иметь пищу и одежду по своему состоянию, и сие надлежит определить законом. Законы должны и о том иметь попечение, чтоб рабы и в старости и в болезнях не были оставлены».

Такой же участи постигла ссылка Екатерины на более свободное положение крестьян в «российской Финляндии» и ее вывод: «С пользою подобный способ можно бы употребить для уменьшения домашней суровости помещиков или слуг, ими посылаемых на управление деревень их беспредельное, что часто разорительно деревням и народу и вредно государству, когда удрученные от них крестьяне принуждены бывают неволею бежать из своего отечества». Императрица предлагает принять закон, который «может воспрепятствовать всякому мучительству господ, дворян, хозяев и прочее».

Социальный состав Комиссии выглядел следующим образом: из 564 депутатов 5 процентов приходилось на правительственные учреждения, от городов – 39, дворянства – 30, сельских обывателей – 14 процентов. На казаков, иногородцев и остальные классы приходилось всего 12 процентов.

Комиссия должна была выяснить народные нужды и пожелания (было получено до полутора тысяч депутатских наказов), согласовать их с высокими началами Наказа и составить новый, совершенный для России закон. Заседания комиссии открылись летом 1767 в Москве в Грановитой палате. Через полгода она была переведена в Петербург, где работала ещё год под председательством Бибикова А.И. Постепенно из состава комиссии были выделены специальные комитеты, работавшие над отдельными вопросами. В конце 1768 заседания большой комиссии были прекращены, подкомиссии работали ещё несколько лет. Конкретных практических результатов работа комиссии не принесла, т.к. представители каждого сословия отстаивали только свои интересы.

Всем депутатам гарантировались льготы и привилегии. Они навсегда освобождались от смертной казни, пыток, телесного наказания, конфискации имущества. Полагалось им и жалованье сверх получаемого по службе: дворянам - по 400 рублей, горожанам - по 122, всем прочим - по 37. Имения депутатов не подлежали конфискации за исключением случаев, когда надлежало расплатиться за долги; решение суда относительно депутатов не приводилось в исполнение без благословения императрицы; за оскорбление депутата взыскивался двойной штраф; депутатам вы давался особый знак с девизом: «Блаженство каждого и всех».

Относительно спокойно прошло избрание 18 частных комиссий для сочинения законов, и начались рабочие будни депутатов, окончательно отрезвившие Екатерину. Она из-за портьеры скрытно наблюдала за всем происходящим в зале и время от времени посылала записочки с наставлениями порой терявшемуся председателю, генерал-аншефу А. И. Бибикову. Вместо ожидаемого ею делового обмена мнениями начались бурные дебаты представителей разных сословий, когда ни одна из сторон ни в чем не хотела уступать другой. Дворяне с тупым упрямством отстаивали свое монопольное право на владение крестьянами, а купечество - на занятие торговлей и промышленностью. Более того, едва ли не в первую очередь купцы ставили вопрос о возврате недавно отнятого у них права покупать крестьян к заводам. Но здесь императрица была тверда и неуступчива: "Невольные руки хуже работают, нежели вольные, и покупки фабрикантами деревень - прямое истребление земледелия", являющегося главным, по ее убеждению, источником существования человечества. Столь же истово купечество выступало и против торговой деятельности крестьян, руководствуясь исключительно своими узкосословными, корыстными интересами.

Не было единства и среди представителей господствующего класса: дворяне с национальных окраин желали уравняться в правах с дворянством центральных губерний, а депутаты от родовитого дворянства во главе со своим лидером - прирожденным оратором и полемистом князем М. М. Щербатовым - высокомерно противопоставляли себя мелкому дворянству и выступали за решительную отмену тех положений петровской Табели о рангах, по которым дворянское звание могли получать за заслуги представители других сословий

Наибольший гнев дворян-крепостников, из которых в основном и состояли дворянские избранники, вызвали робкие призывы некоторых их же собратьев ограничить произвол помещиков. Дворянство, пользуясь своим большинством, все смелее требовало расширения помещичьего права на личность крестьянина и плоды его труда. Раздались голоса и о применении смертной казни к наиболее непокорным из крестьян. Но росло количество выступлений и противоположного характера, особенно после того, как в июле 1768 года на общее обсуждение был вынесен подготовленный в частной комиссии законопроект о правах дворян. Почти 60 депутатов, в том числе и "своих", дворянских, подвергли острой критике предложенный документ. Это не могло не обеспокоить императрицу, вовсе не желавшую продолжать прения в подобном неконструктивном духе: депутаты ни на йоту не смогли приблизиться к единому решению вопроса о дворянских правах.

Некомпетентность депутатов, их неспособность подняться до понимания провозглашенных в "Наказе" идей произвели на императрицу столь угнетающее впечатление, что для "просвещения" депутатов прибегли к необычной мере: день за днем им стали громко и внятно читать все принятые с 1740 по 1766 год законы об имущественных правах, а также Соборное Уложение 1649 года и еще около 600 разнообразных указов. Трижды подряд вновь и вновь оглашали екатерининский "Наказ". Работа Комиссии была фактически парализована, и в конце 1768 года с началом русско-турецкой войны ее "временно" (а как оказалось, навсегда) распустили. Хотя некоторые частные комиссии продолжали работать вплоть до 1774 года.

Новый кодекс законов при Екатерине не был составлен. Работа Комиссии оказалась бесплодной, обширное делопроизводство сохранило лишь значение памятника общественно-исторической мысли России эпохи Екатерины II.

В целом политика Екатерины II, несмотря на ее либеральные начинания, носила продворянский характер, причем наибольшим консерватизмом отличался период, последовавший за восстанием Пугачева.

Стремление Петра I перестроить местное управление на началах коллегиальности участия в нем дворянства не получило практического воплощения, но сама идея не умерла. Уже при Елизавете Петровне проект Нового уложения, составленный с четом предложений сословных депутатов, отразил желание дворянства участвовать в местном управлении. После принятия в 1762 г. Манифеста о вольности дворян вопрос сословных правах получил особое значение. В наказах депутатов Уложенной комиссии, созванной Екатериной II в 1767 г., эти предложения высказывались еще настойчивее. Желание дворян управлять провинцией совпало с планами Екатерины II найти средство для привлечения дворян к службе при уничтожении обязательной службы.

Реформа местного управления была разработана с учетом наказов депутатов комиссии 1767 г., представлявших все сословия России и дружно отстаивавших принцип выборной сословной (преимущественно дворянской) службы. Московское государство не знало сословий как замкнутых объединений, наделенных общими, равными для всей группы наследственными правами и обязанностями, характерных для социальной структуры европейских стран. Сословные группы того времени носили тяглый характер, а их значение и состав определялись прикреплением той или иной государственной службе. Петр I еще более осложнил эту «разверстку» :сословных повинностей", но не создал сословий. При его преемниках началось обратное движение: повинности свободных групп населения постепенно облегчались, а права уточнялись и расширялись, что вело к формированию сословий. Но к началу правления Екатерины II этот процесс не был завершен.

Реформы последней четверти XVIII в. стали важным этапом в процессе превращения сословных групп в "регулярные" сословия, этапом, подготовившим их сближение, а впоследствии и общую деятельность в местном управлении. С этого времени можно говорить о сословных корпорациях и сословном самоуправлении, определявших характер местного управления на протяжении первой половины XIX в.

Первым шагом по осуществлению реформы местного управления стал Манифест 14 декабря 1766 г., определявший порядок выборов депутатов Уложенной комиссии. Именно тогда были заложены начала дворянского самоуправления: введены уездные предводители дворянства и уездные дворянские собрания. Этот закон наметил контуры и будущей городской реформы. Он вводил выборных городских голов и новое понятие "город", который включал всех домовладельцев и был уже не тяглой, а юридической единицей. Предводители и головы избирались в качестве председателей на выборах депутатов, но они сохранились и после закрытия Комиссии, а в 1785 г. возглавили созданные Жалованными грамотами дворянское и градское общества.

Уложенная комиссия оставила в наследство законодателям не только идеи и новые выборные должности, но и новый порядок выборов, доживший во многих местах, включая Москву, до лета 1917 г. Манифест 14 декабря 1766 г. вводил баллотировку шарами. Это новшество имело огромное значение, так как с этого времени выборы стали формой волеизъявления избирателей, а не формой поручительства и материальной ответственности за действия избранного лица. Участие в выборах из повинности превращалось в право.

Десятилетие 1775-1785 гг. составило эпоху екатерининских реформ. Именно в этот период были приняты четыре важнейших законодательных акта: "Учреждение для управления губерний" (1775), "Устав благочиния" (1782), "Жалованная грамота дворянству" и "Жалованная грамота городам" (1785), вызвавшие серьезные изменения в системе местного управления и сословного самоуправления.

Областная реформа. "Учреждение для управления губерний" преобразовало местные учреждения и придало им тот вид, который они сохраняли почти без изменений до 60-х гг. XIX в., а некоторые из них и до 1917 г. Была создана сеть новых учреждений, прежде всего судебных, построенных на таких началах, как децентрализация, разделение властей, коллегиальность и выборность службы, изменен характер старых. С этого времени магистраты утратили административные функции и превратились в суды для торгово-промышленного населения.

Практически все коллегиальные губернские и уездные учреждения, введенные в 1775 г., по своему составу были выборными (назначались только председатели). Из чиновников состояли штаты губернского правления и трех палат (казенной, уголовного и гражданского судов). Выборные из дворян, горожан и свободных сельских обывателей заседали в сословных губернских и уездных судах, открытых для каждого из этих сословий. Для опеки над сиротами и вдовами были созданы два сословных учреждения: дворянская опека во главе с уездным предводителем дворянства и сиротский суд под председательством городского головы.

Всесословный характер носили принципиально новые губернские учреждения: приказ общественного призрения и совестной суд.

Во время пребывания в должности все служащие по выборам, кроме сельских заседателей, считались состоявшими в чинах: от 7-го класса (предводитель дворянства и дворянские заседатели совестного суда) до 14-го (городские старосты и ратманы в посадах). Сельские заседатели вместо чинов получали право на личную неприкосновенность, а после окончания службы могли рассчитывать на уважение окружающих. В результате этой реформы роль дворян в местном управлении заметно возросла. Дворянские собрания избирали земского исправника (главу полиции), уездного судью (главу сословного суда), заседателей в многочисленные суды, что составляло в общей сложности более половины всех выборных должностных лиц уезда. Законодатели с самого начала стремились уравнять выборную службу с государственной и таким образом сделать ее более престижной.

Городская реформа 1785 г. В этом документе утвердилось понятие "город" как юридическое лицо, как единая местная община, представляющая все городское население и имеющая свои, отличные от государственных, интересы и нужды. Как внешнее выражение нового юридического статуса каждый город получил герб и печать, которой "градское общество" скрепляло свои постановления. Наряду с торгово-промышленными слоями населения, избирательные права получили дворяне-домовладельцы, входившие в разряд "настоящих городских обывателей", и представители научной и творческой интеллигенции, которые вместе с горожанами, имевшими "стаж" выборной службы, банкирами и "всякого звания и состояния капиталистами" составляли разряд "именитых граждан" (ст. 67).

Всего же насчитывалось шесть избирательных разрядов: 1) настоящие городовые обыватели; 2) гильдии купеческие; 3) цехи; 4) иностранные и иногородние купцы; 5) именитые граждане; 6) посадские. Таким образом, городское общественное управление, созданное Екатериной II, должно было стать по своему составу всесословным.

Выборы проходили раз в три года по каждому разряду отдельно. Вначале избирались гласные общей городской думы (распорядительный орган), которые уже из своей среды выбирали по одному человеку от каждого разряда в шестигласную думу (исполнительный орган). Закон создавал еще одно выборное учреждение -собрание градского общества, в котором могли участвовать только состоятельные люди (не беднее купцов 2-й гильдии). В этих учреждениях главным выборным лицом стал городской голова.

Сфера деятельности городских дум значительно отличалась от деятельности земских изб, магистров и ратуш. В "Жалованной грамоте городам" нет упоминания о сборах государственных налогов и казенных службах - предметом забот новых учреждений стали "пользы и нужды" города. Отсюда берут свое начало городской бюджет (переданы городам таможенные сборы и 1 % от казенного питейного дохода) и городская собственность (земли, мельницы, трактиры и другие оброчные статьи). Для решения хозяйственных задач города получили и известную долю самостоятельности в расходовании средств. Таким образом, Грамота создавала условия для превращения городов в самоуправляющиеся общины.

Значение "Жалованной грамоты городам" не ограничивается введением городского самоуправления. По своим задачам и составу статей этот сложный законодательный акт с равным успехом можно назвать как городской, так и сословной реформой городского населения. Действительно, наряду с организацией городского общественного управления, Грамота определяла сословно-корпоративный строй купечества и особенно большое внимание уделяла ремесленному устройству. Не вдаваясь в детали сословного вопроса, отметим лишь общую направленность этого документа, которая прослеживается и в ремесленном положении, и в статьях о правах и привилегиях купцов каждой из трех гильдий: стремление законодателей превратить тяглые сословные группы в "регулярные" сословия. Грамота обеспечивала ряд важных привилегий городского населения, особенно для купцов 1-й и 2-й гильдий (в том числе освобождение от телесных наказаний). Сословное самоуправление купцов и ремесленников получило более четкую организацию и фактически подменяло собой городское самоуправление.

Общим для этих законов было то, что они создавали сословные корпорации, заменявшие в системе местного управления территориальные организации. Очевидно, что задача, поставленная Екатериной II, "создать сословный строй в России и связать его с институтом самодержавия", была ею решена. Выборная сословная служба, прежде всего дворянская, получившая характер государственной, стала основой местного управления. В первой половине XIX в. эти черты местного управления получили свое дальнейшее развитие. Проект третьей "Жалованной грамоты" 1785 г. Основанием сословного здания, созданного двумя Жалованными грамотами, должен был стать проект "Сельского положения", оформлявший статус государственных крестьян. По этому проекту крестьяне, подобно городскому и дворянскому сословиям, делились на шесть разрядов, отличавшихся между собой правами (например, высшие разряды освобождались от телесных наказаний). Проект наделял их правом личной свободы, правом владения собственностью, предусматривал введение выборных органов самоуправления и суда. Некоторые его пункты были введены в государственных селениях Екатеринославской губ. Не исключено, что в будущем проект мог быть распространен на все крестьянское население, включая крепостных. В вопросе об изменении положения государственных крестьян законодательство Екатерины II не пошло дальше принятого в 1775 г. "Учреждения для управления губерний", по которому крестьяне получили отдельные суды (нижние расправы) и право избирать своих представителей в судебные учреждения (нижние расправы, совестные и нижние земские суды). Жалованные грамоты дворянству и городам, принятые 21 апреля 1785 г., завершили реформирование местного управления и сословного строя России.

2. Политический режим Павла
I


Первые годы после рождения Павел рос под присмотром императрицы Елизаветы Петровны, его родители к нему почти не допускались, и он фактически не знал материнской ласки. В 1761 году воспитателем к нему был назначен Н. И. Панин. Сторонник Просвещения, он искренне привязался к великому князю и старался воспитать из него идеального монарха. Павел получил хорошее образование и, по свидетельствам современников, был способным, стремящимся к знаниям романтически настроенным мальчиком с открытым характером, искренне верившим в идеалы добра и справедливости. Первоначально его отношения с матерью после ее восшествия на престол в 1762 году были достаточно близкими. Однако со временем их отношения ухудшились. Екатерина опасалась своего сына, имевшего больше законных прав на трон, чем она сама. На протяжении нескольких десятилетий имя Павла не раз всплывало в разных политических процессах, по стране распространялись слухи о его воцарении, к нему как к "сыну", взывал Е. И. Пугачев. Императрица старалась не допускать великого князя к участию в обсуждении государственных дел, а тот, в свою очередь, начинал все более критически оценивать политику матери. В 1773 году Павел женился на принцессе Вильгельмине Гессен-Дармштадтской (в православном крещении Наталья Алексеевна) и полюбил ее, но она умерла во время родов в 1776 году. В этом же году он женился вновь на принцессе Софии Доротее Вюртембергской, крещенной в православии под именем Марии Федоровны. В 1781-1782 годах супруги совершили путешествие по ряду европейских стран, во время которого Павел открыто критиковал политику матери, о чем ей вскоре стало известно. По возвращении великокняжеской четы в Россию императрица подарила им мызу Гатчина, куда отныне переместился "малый двор" и где Павел, унаследовавший от отца страсть ко всему военному на прусский манер, создал свою небольшую армию, проводя бесконечные маневры и парады. Он томился бездеятельностью, строил планы своего будущего царствования, а его характер к этому времени стал подозрительным, нервным, желчным и деспотичным. Правление матери казалось ему слишком либеральным, он считал, что, дабы избежать революции, следовало при помощи военной дисциплины и полицейских мер устранить любые проявления личностной и общественной свободы.

Внутренняя и внешняя политика вступившего на престол после смерти Екатерины II (1796) Павла I (1796-1801) отличалась противоречивостью и непредсказуемостью. Но эта противоречивость никак не влияла на основы существующего строя - сохранение самодержавия и крепостного права. Наоборот, они еще больше укрепились в его недолгое правление. При жизни Екатерины Павел находился по отношению к ней в определенной оппозиции, ненавидя свою мать. Его двор в Гатчине постоянно противопоставлялся Петербургскому императорскому двору, отличавшемуся роскошью и праздной великосветской жизнью. В гатчинском дворе царила почти аскетическая военная обстановка, он напоминал скорее военный лагерь.

Политика Павла I носила противоречивый характер. Взойдя на престол в возрасте 42 лет, он стремился многое сделать наперекор матери, Екатерине II. В день своей коронации 5 апреля 1797 г. он издал наиболее значительный в своё правление указ о престолонаследии "Учреждение об императорской фамилии". Этот указ отменял закон Петра I о престолонаследии "Правда Воли Монаршей" и устанавливал "естественное" право наследования. Павел I впервые в истории России установил твёрдый и незыблемый порядок наследования престола. Отныне престол мог занять только потомок правителя по мужской линии. Женщина могла быть только регентшей (временным правителем) при малолетнем наследнике. Женщины получали престол лишь в том случае, если не оставалось представителей династии - мужчин. В "Учреждении" определялся также состав императорской фамилии, иерархическое старшинство её членов.

Павел, убежденный сторонник Пруссии и ее военных порядков, строил свой быт по прусскому военному образцу. Вступив на престол, он постарался превратить в некое подобие гатчинского лагеря всю Россию. Реакционность была доминирующей чертой его внутриполитического курса. Он ненавидел французскую революцию и боролся в России с революционной, любой передовой общественной мыслью всеми доступными ему способами. Даже французская одежда была запрещена, как и использование иностранных слов, напоминающих о революции. Запрещен ввоз в Россию иностранных книг и даже нот. Павел ввел в армии прусскую воинскую систему, одел армию и даже чиновничество в прусскую одежду. В столице был установлен казарменный порядок. Вздорность и неуравновешенность монарха приводили к репрессиям без вины и наградам без заслуг. Армия и, в частности, гвардия беспрерывно занимались в Петербурге парадами, разводами, муштрой. Почти прекратилась светская жизнь. Это вызывало острое недовольство дворянства. Боясь революционной “заразы”, опасаясь всякой оппозиции, Павел ограничил даже дворянское самоуправление. Но он не покушался на основу основ - дворянское землевладение и крепостное право. За годы его правления они еще больше укрепились. Павел, по его словам, видел в помещиках 100 тыс. бесплатных полицмейстеров. Он распространил крепостное право на Причерноморье и Предкавказье. За четыре года правления он раздал дворянам свыше 500 тыс. государственных крестьян (Екатерина за 34 года - 850 тыс.). Правление Павла 1 началось в обстановке крестьянских волнений в стране, охвативших 32 губернии. Они были подавлены военной силой. Повинен в этом оказался сам Павел, приказавший, чтобы к присяге ему как императору допустили все мужское население страны, включая крепостных крестьян (раньше их к присяге не допускали). Это породило у крестьян надежду на отмену крепостного права. Но когда они не дождались ее, начались крестьянские волнения. Таким образом, даже в политике по отношению к крестьянству Павел оказался очень противоречив.

"Учреждение"было изменено и уточнено Александром III в 1886 г. и просуществовало до 1917.

Главным направлением во внутренней политике Павла I стало укрепление, возвышение принципа самодержавия и централизация управления страной. Вначале были реорганизованы высшие учреждения в государстве, так как многие из них к этому времени уже не соответствовали своему предназначению. В 1769 г. Екатерина II создала Её Императорского величества Совет как совещательный орган. Он давно не созывался и утратил своё значение. В 1796 г. Павел I восстановил его и придал ему статус Высочайшего Государственного. До этого Совет состоял из семи человек. Теперь к семи членам Совета были добавлены ещё 17 новых лиц: наследник престола Александр Павлович, государственный казначей, генерал - прокуроры, петербургский и московский генерал - губернаторы. Члены Государственного совета сосредотачивали в своих руках все нити государственного правления. Совет созывался регулярно 2-3 раза в месяц. На его рассмотрение были представлены важнейшие вопросы в жизни государства: о бюджете, о состоянии промышленности и торговли, о присоединении Грузии, о торговле с Персией, Хивой и Китаем.

Затем император приступил к реформированию высшего судебного органа - Сената. Сенат к этому времени был обременён множеством мелких дел и не справлялся с текущими делами. В 1796 г. было утверждено новое положение о Сенате. Увеличивалось число департаментов Сената, вдвое выросла численность сенаторов, вводились новые правила и формы делопроизводства, направленные на ускорение решений по уголовными административным делам. Эти мероприятия вскоре принесли результаты. К началу1800 г. Сенат закончил рассмотрение всех нерешённых дел.

Павел I реформировал "око государево" - прокуратуру. Прокуратура стала основным органом, надзирающим за военными, финансовыми, административными, полицейскими, судебными и др. делами. Он наделил прокуроров всех уровней особым доверием, которое позволяло им оказывать большое влияние на государственное управление.

Военная реформа. Настоящей страстью Павла была армия. Ей он уделял большое внимание. К концу ХVIII в. русская армия была одной из самых многочисленных армий Европы, и назрела острая потребность в реорганизации её комплектования, управления, снабжения и вооружения. Преобразования в армии Павел I начал с Военной коллегии. Военная коллегия была освобождена от административных, хозяйственных, судебных функций. Отныне она должна была заниматься комплектованием, вооружением, боевой и строевой подготовкой войск, обмундированием и продовольствием личного состава, оперативным и тактическим управлением армии. Чтобы искоренить в армии распространившееся казнокрадство, император создал аудиторный департамент в Военной коллегии, предоставив ему широкие контрольно-ревизорские полномочия. С целью усиления контроля над армией Павел I ввёл ежемесячные отчёты частей и подразделений, Военной коллегии. Павел I провёл ревизию личного офицерского состава в армии. Всем офицерам было приказано немедленно явиться на службу. В результате все малолетние офицеры, все формально числившиеся на службе были уволены из армии, была прекращена практика долгосрочных отпусков. Это вызвало раздражение в широких кругах офицерства, но позволило привести в порядок комплекты полков и подразделений и уменьшить выплаты из бюджета денег на содержание офицерского корпуса. Новое распределение наличного состава в отдельных частях гвардии, числено увеличенных путем бесконечного создания новых полков и батальонов, не поддается никакой оценке. Оно действительно быстро дало место новым комбинациям, которые в свою очередь должны были подвергаться непрерывным изменениям. От начала до конца царствования вся армия терпела от этого непостоянства, единственным объяснением которого может служить только характер Павла. Казалось, государь все еще играл оловянными солдатиками, которыми так увлекался в детстве, и группировал их по прихоти свой фантазии, не сходя, однако, с некоторых главных путей, намеченных когда-то в Гатчине, под твердым руководством Петра Панина. В частности, только создание нового артиллерийского батальона, послужившего прочным основанием для всей гвардейской артиллерии, предпринятое под преобладавшим тогда влиянием Аракчеева и его методического ума, составляет исключение. Образование этого батальона, сформированного из знаменитой бомбардирской роты Преображенского полка, капитаном которой был Петр Великий, а также артиллерийских отрядов, состоявших при других полках, отвечало вполне определенному и последовательно проводимому решению.

Оно послужило началом для полной реорганизации этого рода войска, в смысле самостоятельного управления, а в марте 1800 года система эта была применена к артиллерии всех армейских корпусов. Совершенно отделенная в административном отношении от полков, артиллерия была передана в особое ведомство. Так как каждая рота в отношении личного состава и материальной части являлась теперь самостоятельной единицей, то и в тактическом отношении могла действовать совершенно независимо. Легче, таким образом, мобилизуясь и допуская, без изменения своей внутренней организации, сведение в большие массы, эти единицы обладали в то же время большей подвижностью и, по мнению компетентных судей, русская артиллерия имела значительное превосходство над большей частью своих европейских соперниц, и только ее материальная часть оставляла желать лучшего.

Среди мероприятий, касавшихся всей армии, явилось, 29-го ноября 1796 года, обнародование трех новых уставов, из которых один касается пехоты, а два кавалерии. Ни один из известных военных и государственных деятелей предшествующего царствования не принял участия в составлении этих новых военных законов, которые, впрочем, были только извлечением из прусского устава и такой же инструкции. В своей русской редакции, текст относившийся к пехотной службе, был уже, впрочем, издан несколько лет назад; предназначенный первоначально для гатчинских войск, он был в первый раз напечатан в 1792 году, под скромным названием “Опыт”.

Павел, направив свое главное усилие на развитие военного могущества империи, хотел однако сделать в этой области большую экономию. Еще в 1798 году, накануне своего вступления в антифранцузскую коалицию, он решил произвести значительное сокращение наличного состава: одним взмахом пера он упразднил 45 440 человек и 12 268 лошадей. Преследуя те же цели, нисколько не отказываясь от роскоши в одежде большей части своих солдат, он собирался ввести самую строгую простоту в обмундирование гвардии. Запрещен был подбор разнообразных и богато расшитых мундиров, из которых самый скромный стоил 120 рублей; запрещено также статское платье, заменявшее, по последней моде, в светской жизни мундир. Запрещены фраки от хорошего портного, роскошно расшитые жилеты, шелковые чулки и бальные башмаки с золотыми пряжками. Запрещены также, под угрозой самого строго взыскания, муфты.

Проведение реформ в армии и на флоте потребовало значительных финансовых затрат. Павел I ввёл постоянные денежные сборы с дворян. Сумма сборов зависела от количества земли и численности крепостных крестьян.

Были введены телесные наказания дворян за убийство, разбои, пьянство, разврат, служебные нарушения.

В результате реформ Павла I поднялся авторитет и престиж военной и государственной службы; в определении на должности главную роль стали играть образование, деловые качества, укрепились органы судопроизводства и местный аппарат управления.

Крестьянский вопрос. Политика Павла I в отношении крестьянства была противоречивой и непоследовательной. За 4 года император издал свыше 100 манифестов, указов и распоряжений, посвящённым различным категориям крестьянства 12 декабря 1796 г. был издан указ, запрещающий переходы крестьян в южных губерниях России и разрешающий помещикам закреплять их за собой как пропущенных или числившихся по последней ревизии. Фактически это превращало беглых и свободных людей в крепостных. В тоже время в 1797 г. император разрешил крестьянам подавать жалобы на притеснения помещиков в суд, губернаторам и императору. В том же году Павел I отменил все недоимки крестьян, заменил подворную, дорожную повинности, хлебную подать денежным сбором, организовал в 1798 г. во всех губерниях и уездах запасы хлебана случай неурожая и голода.

Особое внимание было уделено удельным и казённым крестьянам. Они обеспечивались земельным наделом в 15 десятин земли, при выходе на заработки могли получать паспорта, им разрешалось переходить в купечество, оплатив выкупную сумму. Этим же указом допускались браки казённых и удельных крестьян с помещичьими крестьянами, а также расширялись полномочия органов сельского местного самоуправления.

Были предприняты некоторые меры для облегчения положения и помещичьих крестьян. 5апреля 1797 г. был издан указ "О трёхдневной работе помещичьих крестьян в пользу помещиков и не принуждении к работам в дни воскресные". Затем были изданы указы, запрещающие продавать крестьян без земли, на аукционах и торгах, с раздроблением семей, а также дающие крестьянам право подавать апелляции в суд. А в 1798 г. выходит указ, позволяющий заводчикам из купцов покупать крестьян с землёй и без земли к фабрикам и заводам.

Другие нововведения. Павел I сразу же после вступления на престол стал бороться против фаворитизма матери. Вначале он не терпел в государстве привилегированных лиц. Он начал опалы крупных сановников. Известны его слова: " В России велик только тот, с кем я говорю, и пока я с ним говорю". Но вскоре сам окружил себя фаворитами и фаворитками, среди которых адмирал Г.Г. Кушелев, граф И.П. Кутайсов, Е.В. Мусина - Пушкина, А.А. Аракчеев, Е.И. Нелидова. Екатерина II раздала своим фаворитам около 800 тыс. крестьян, то Павел I всего за 5 лет -600 тыс. крестьян.

Политика Павла I по отношению к различным слоям общества была проникнута духом патернализма. Павел I был убеждён, что он должен не только управлять своими подданными, но регламентировать их жизнь, хозяйство, быт. По указам Павла I в Петербурге было запрещено носить круглые шляпы, фраки, сапоги. Петербург по императорским указам должен был засыпать в 10 часов вечера и просыпаться в 6 утра. Павел I запретил ввоз литературы из-за границы и все частные типографии. С другой стороны, из заключения был освобождён Н.И. Новиков, а А.Н. Радищеву было разрешено вернуться из сибирской ссылки в своё имение.

Всё больше Павла I стали обвинять в неуравновешенности, деспотизме, произволе, усиливались слухи о его помешательстве.

Внешнюю политику Павла иногда называют непредсказуемой и капризной. Историки упрекают его в том, что им руководствовал в первую очередь темперамент, а не разум. Однако следует учитывать, что внешняя политика Павла по существу определялась сложной ситуацией в Европе: его первоначальные планы сохранения русской политики нейтралитета путем соглашения с северными державами - Данией, Швецией и Пруссией, были нарушены вторжением Франции в Восточное Средиземноморье. Кроме того, усиливающееся нарушение европейского равновесия Францией потребовало осуществление политики в интересах России, которая - не в последнюю очередь благодаря вступлению самого Павла в Мальтийский орден - даже приобрела "идеологический размах".

Внешняя и внутренняя политика, проводимая Павлом, вызывала большое недовольство в стране. В дворянской среде возникли замыслы заговора против Павла I. Группа дворян добивалась устранения непредсказуемого, по их мнению, императора. " Тирания достигла своей высшей точки " - писал бывший вице-канцлер Панин, будучи уверенным в положительном отклике широких кругов аристократического общества на свою заговорщическую деятельность.

Заговорщики посвятили в свои намерения и наследника престола, великого князя Александра, без его согласия переворот не имел бы смысла. В ночь с 11 на 12 марта 1801 года заговорщики проникли в опочивальню Павла в Михайловском замке и попытались арестовать его. В ожесточенной рукопашной схватке император, пытавшийся избежать ареста, был жестоко убит гвардейским офицером.

Историки, как уже упоминалось, оценивают павловское царствование по-разному, равно сходясь во мнении, что продолжение существования павловского режима задержало бы социально-политическое развитие России. Есть и точка зрения, согласно которой политика Павла соответствовала интересам абсолютной монархии, а избранные им средства - поставленной цели.
3. Завоевания и территориальные приобретения Российской империи.

Важнейшей задачей внешней политики, стоявшей перед Россией во второй половине 18 в., была борьба за выход к южным морям – Черному и Азовскому. С третьей четверти 18 в. во внешнеполитической деятельности России значительное место занял вопрос об освобождении от иноземного господства земель Украины и Белоруссии и объединении в одном государстве всех восточных славян. Начавшаяся в 1789 г. Великая Французская революция во многом определила направленность внешнеполитических акций русского самодержавия в конце 18 в., включая борьбу с революционной Францией. На юго-восточных границах России положение было относительно стабильным.

С Турцией Россия провела две успешные войны

Первая русско-турецкая война (1768-1774 гг.). Подстрекаемая Францией и Англией (великие державы часто использовали такой способ отвлечения России от европейской политики), Турция осенью 1768 года объявила войну России (См. историческую карту «Русско-турецкая война 1768 - 1774 гг.») Военные действия начались в 1769 году. Русское командование приняло смелое решение – вести военные действия на территории придунайских княжеств – Молдавии и Валахии, то есть на территории противника (княжества находились в вассальной зависимости от турецкого султана). В 1769 году русские войска заняли значительную часть этих княжеств, включая их столицы – города Яссы и Бухарест. В нижнем течении Днестра в руках турок осталась лишь крепость Бендеры. В следующем, 1770 году 1-я русская армия под командованием талантливого полководца П.А. Румянцева развернула наступление к Дунаю. В июле этого года были одержаны блестящие победы над превосходящими по численности силами противника на речках Ларга и Кагул (притоки реки Прут). В сентябре 2-я русская армия под командованием Н.И. Панина заняла Бендеры. Блестящая победа была одержана и на море. Балтийский флот, обогнув Европу, вошел в Средиземное море и в Чесменской бухте, у берегов Малой Азии сжег турецкую эскадру (24 – 26 июня 1770 г.), блокировал пролив Дарданеллы и высадил десант в Греции. В 1771 году русская армия заняла Крым. Турции было предложено перемирие, но она, используя внутренние трудности России, где шла Крестьянская война под предводительством Е.И. Пугачева, сорвала переговоры. Военные действия возобновились. В 1773 году части под командованием А.В. Суворова взяли сильную крепость Тартукай на южном берегу Дуная и разбили армию великого визиря у деревни Козлуджа. У турок фактически не осталось крупных военных сил на Балканах. Путь для русских войск на Стамбул был открыт. Турция была вынуждена просить мира, который и был заключен в болгарской деревне Кючук-Кайнарджи в 1774 году.

По условиям Кючук-Кайнарджийского мира Россия получила полоску черноморского побережья между устьями Днепра и Южного Буга с крепостью Кинбурн, а также крепости Керчь и Еникале в Крыму. Кубань и Кабарда также отходили к России. Крым был признан независимым от Турции, что лишало Османскую империю юридического права вмешиваться в его внутренние дела и влиять на внешнюю политику крымского хана. Турция выплачивала контрибуцию в 4 млн. рублей. Российская империя получила право иметь свой флот на Черном море, а русские корабли – право прохода через проливы Босфор и Дарданеллы. Русское правительство добилось права выступать в качестве защитника прав христианских народов Османской империи. Молдавия и Валахия, чья автономия была восстановлена, фактически встали под российское покровительство.

Османская империя не желала примириться с утверждением России на Черном море. Турция и Россия продолжили борьбу за влияние в Крыму. В 1775 году ханский престол занял в Бахчисарае ориентирующийся на Турцию Девлет-Гирей, но в 1777 году русские войска вторглись в Крым и обеспечили избрание на этот престол российского ставленника – Шагин-Гирея, который пять лет спустя, в 1783 году, после сложных переговоров с Г.А. Потемкиным передал ханство России и отрекся от престола. В этом же 1783 году подписан Георгиевский трактат грузинским царем Ираклием П, по которому Россия приняла под свой протекторат Восточную Грузию. Так завершилось присоединение Крыма и Грузии к России.

Вторая русско-турецкая война (1787-1791 гг.).

В июле 1787 года Турция потребовала от России возвращения Крыма и вывода русских войск из Грузии, а также права досмотра русских судов, проходящих через Босфор и Дарданеллы. Ультиматум был отклонен. Началась новая русско-турецкая война. В сентябре 1787 года в ожесточенном сражении А.В. Суворов разгромил и уничтожил в районе Кинбурна турецкий десант, пытавшийся захватить эту крепость внезапным ударом. Русская армия, возглавляемая Г.А. Потемкиным, осадила Очаков. С 1788 года Россия была вынуждена воевать на два фронта: союзницей Турции выступила Швеция, пытающаяся пересмотреть итоги Северной войны (Русско-шведская война, продолжавшаяся до 1790 года, закончилась Верельским миром, сохранившим прежние границы). Однако и в этих условиях русская армия продолжала одерживать победы на дунайском театре военных действий. Летом 1788 года у острова Фидониси был разгромлен турецкий флот, а в декабре, лишенный помощи с моря, пал Очаков. Две крупнейшие победы русскому оружию принес следующий 1789 год: А.В. Суворов с 25-тысячной армией разбил в июле 30-тысячную турецкую группировку у Фокшан, а в сентябре внезапным ударом обратил в бегство 80-тысячную турецкую армию на реке Рымник (за это сражение полководец был удостоен титула «граф Рымникский»). В 1790 году А.В. Суворову было поручено взятие крепости Измаил. В декабре 1790 года после десятичасового штурма эта крепость – цитадель турецкого владычества на Дунае – пала. Не менее успешны были действия молодого русского Черноморского флота, возглавляемого адмиралом Ф.Ф. Ушаковым. В 1790 году он нанес поражение турецкому флоту в Керченском проливе и у форта Гаджибей (около современной Одессы), а летом 1791 года у мыса Калиакрия (недалеко от болгарской Варны), турецкий флот был уничтожен. Турция запросила мира, который был заключен в декабре 1791 года в городе Яссы.

Ясский мирный договор подтвердил передачу России Крыма и российский протекторат над Грузией. Границей между Россией и Турцией стала река Днестр (территория между Южным Бугом и Днестром, примыкающая к Черному морю, стала российской). Однако великие европейские державы, встревоженные усилением позиций России на Дунае, пришлось успокоить, вернув Турции занятые к концу войны русскими войсками Бессарабию, Молдавию и Валахию.

Разделы Польши. В последней трети XVIII века одним из центральных вопросов, стоявших перед русской дипломатией, был вопрос польский. В Польше царила феодальная анархия. Группировки магнатов-землевладельцев вели постоянную борьбу между собой, опираясь зачастую на помощь извне и не считаясь с национальными интересами страны. Окруженная сильными централизованными абсолютистскими государствами Речь Посполитая – Польша – сохраняла в своем политическом устройстве все пережитки феодальной республики. Центральная власть в стране была слабой. Высшим органом власти в Польше был Сейм – съезд польской шляхты, который избирал короля и утверждал общепольское законодательство, причем существование права «liberum veto» (права свободного запрещения) позволяло даже одним голосом «против» срывать принятие любого закона. Заседания Сейма, таким образом, превращались в бесконечный торг между различными политическими группировками. Такая обстановка постоянного политического кризиса в стране позволяла могущественным соседям Польши регулярно вмешиваться в ее внутренние дела. В качестве предлога для такого вмешательства Россия и Пруссия использовали и так называемый «диссидентский вопрос» – вопрос о положении и правах некатолического населения Польши (Россия «заботилась» о польских православных, Пруссия – о польских лютеранах). Под давлением со стороны России и Пруссии польский король уравнял в правах католическое, православное и лютеранское население страны. Однако возмущенная бесцеремонным вмешательством соседей во внутренние дела Польши группировка шляхты в городе Баре («Барская конфедерация») в 1768 году объявила своей целью борьбу против этого решения своего короля, диссидентов и России. Правительство Екатерины II направило в Польшу войска, подавившие это выступление. Одновременно Австрия и Пруссия оккупировали часть польских земель. Прусский король Фридрих II выступил с инициативой раздела Польши. Опасаясь, что, воспользовавшись затянувшейся русско-турецкой войной, Австрия и Пруссия осуществят этот раздел и без ее участия, Россия поддержала инициативу прусского короля (первоначально Россия рассчитывала сохранить единую Польшу, распространив свое влияние на всю ее территорию).

В 1772 году состоялся первый раздел Речи Посполитой. По договору, подписанному в этом году, Австрия получила Западную Украину (Галицию), а Пруссия – Польское Поморье (без Гданьска и Торуня). К России отошла восточная часть Белоруссии по Западной Двине и Верхнему Днепру. В общей сложности, Польша потеряла территорию с населением в 4 миллиона человек. Для наиболее прогрессивной части польского дворянства и буржуазии становилась все более очевидной необходимость ряда существенных преобразований во имя сохранения национальной государственности. 3 мая 1791 года Сеймом была принята новая конституция Польши, закрепившая ряд важных государственных преобразований. Конституция отменяла право liberum veto, усиливала роль центрального правительства и делала власть короля наследственной. В Сейм было допущено третье сословие, а также введена свобода вероисповедания в стране. Тем самым были созданы условия для постепенного выхода Польши из состояния кризиса. Однако группа польских магнатов, недовольная ущемлением своих прав, не считаясь с национальными интересами своей страны, обратилась к России с просьбой о сохранении в неприкосновенности старого политического устройства Речи Посполитой. Правительство Екатерины II, вовсе не желавшее усиления Польши, с радостью ухватилось за такую возможность вновь вмешаться в польские дела. Польские реформы были объявлены «прямым следствием французской смуты.  В 1792 году русские войска, а за ними и прусские вступили в Польшу.

В 1793 году Россия и Пруссия осуществили второй раздел Польши. Пруссия захватила Гданьск, Торунь и западную часть Польши с городом Познань. К России же отошли: центральная Белоруссия с Минском и Правобережная Украина.

Новый раздел Польши, поставивший страну в полную зависимость от Пруссии и России, вызвал весной 1794 года восстание польских патриотов, стремившихся сохранить суверенитет страны, возглавленное Т. Костюшко. Однако посланные Екатериной II войска под командованием генерала А.В. Суворова разгромили восставших и пленили их руководителя. Эти события предопределили третий раздел Польши в 1795 году.

Согласно условиям третьего раздела, Австрия получила южную часть Польши (Малую Польшу) с городами Люблином и Краковом, Пруссия – центральную часть страны с Варшавой. К России отошли: Литва, Курляндия, Западная Белоруссия и Волынь. Польша более чем на столетие потеряла свою государственность и суверенитет. Польскому народу предстояла упорная борьба за возрождение своего национального государства.

Внешнеполитические итоги последней трети XVIII века были исключительно позитивны для дальнейшего развития России. Результатом русско-турецких войн стало ускоренное хозяйственное освоение степного юга России. Постоянный источник опасности, мешавший этому ранее – Крымское ханство – был ликвидирован. Правительство щедро раздавало земли «Новороссии» и Крыма дворянам, поощряя помещичью колонизацию. На освоенных территориях основывались новые города: Николаев, Одесса, Севастополь, Херсон и др. Выход же к Черному морю обеспечивал расширение торговых связей России со странами Средиземноморья.

Разделы Польши значительно отодвинули границы Российской Империи на запад, включив в ее состав хозяйственно освоенные, густонаселенные районы Белоруссии и Украины. Эти земли исторически были связаны с Россией общностью экономической, политической и культурной жизни. Включение их в состав России благоприятно отразилось на положении украинского и белорусского народов: был ликвидирован религиозный и значительно ослаблен национальный гнет, хотя крепостнические отношения, господствовавшие в этих районах, не подверглись никаким изменениям. Успехи русских полководцев в войнах с Турцией значительно повысили авторитет России как великой державы, обеспечили ей возможность в дальнейшем активно участвовать в большой европейской политике.
Список литературы

1.    
Анисимов, Е.В.
Россия в XVIII - первой половине XIX вв. / Е.В. Анисимов, А.Б. Каменский. М., 1994.

2.    
Оболенский, Г.
Император Павел I. М., 2001.

3.    
Стегний, П.В.
Разделы Польши и дипломатия Екатерины II. М., 2002.

4.    
Эйдельман, Н.Я.
Грань веков: Политическая борьба в России. Конец XVIII - начало XIX столетия. СПб., 1992.


1. Контрольная работа на тему Діяльність Управління Пенсійного фонду України в м Павлоград Дніпро
2. Реферат Философия познания основные категории
3. Сочинение на тему Об одном мотиве в повести ИШмелева Неупиваемая чаша
4. Реферат Актуальність охорони природи
5. Реферат Понятие доказательств и их классификация
6. Реферат Тотлебен, Готтлоб Курт Генрих
7. Реферат Статистические показатели численности и состава населения
8. Курсовая Правовые основы защиты достоинства и деловой репутации в соответствии с законодательством РФ
9. Реферат на тему Rap Music Essay Research Paper Recently we
10. Диплом на тему Зависимость от азартных игр гэмблинг зависимость